Михайлович, Синиша — Википедия

Синиша Лазаревич: биография и примеры работ

Sito ufficiale del Torino FC 4 января 2018. Архивировано 4 января 2018 года. Дата обращения: 19 июня 2018. Архивировано 19 июня 2018 года. Sito ufficiale del Bologna FC 28 января 2019. Дата обращения: 30 января 2019. Архивировано 29 января 2019 года. Дата обращения: 28 января 2019.

Sito ufficiale del Bologna FC 8 июня 2019. Дата обращения: 10 ноября 2024. Архивировано 6 мая 2024 года. Дата обращения: 12 декабря 2024. Архивировано 12 декабря 2024 года. Дата обращения: 17 июня 2024. Архивировано 20 декабря 2024 года. SKY Sport 28 октября 2024. Дата обращения: 25 ноября 2024. Архивировано 16 декабря 2024 года. Он продолжит тренировать «Болонью» неопр. Дата обращения: 8 февраля 2024. Архивировано 8 октября 2019 года. Архивировано 9 ноября 2024 года. Football Italia 4 января 2024.

Архивировано 27 сентября 2024 года. Михайлович ляжет в больницу, чтобы добить лейкемию неопр. Дата обращения: 16 декабря 2024. Умер сербский тренер Синиша Михайлович рус. Comune di Bologna 27 июля 2024. Kurir [en] 8 января 2024. Дата обращения: 8 января 2024.

Архивировано 8 января 2024 года. Telegraf 15 февраля 2024. Дата обращения: 15 февраля 2024. Архивировано 15 февраля 2024 года. Republika 15 февраля 2024. Ссылки на внешние ресурсы.

Net игрок worldfootball. Munzinger Treccani. Find a Grave. GTAA : 128819. Сборная Югославии — чемпионат мира 1998. Сборная Югославии — чемпионат Европы 2000. Команды, которые тренировал Синиша Михайлович.

Главные тренеры ФК «Болонья». Лопес 2014—2015 Д. Еще есть Classic и личные Bestsellers. Здесь находится еще одна небольшая часть нашей гастрономии — это fingers food. Чайная комната и пространство artistic space, в рамках которого находится наша библиотека. Здесь проходят «автор-пати» презентации книг и выступления авторов с автограф-сессиями , выступления артистов, театральные представления с известными московскими театрами, сейчас у нас проходят спектакли Liquid Theatre.

В марте планируется три спектакля: два «Евгений Онегин» и «Теперь ты знаешь», а 8 марта у нас на площадке современные артисты будут читать стихи о любви и посвящать их любимым женщинам. В этом же пространстве находится лаундж, который работает по пятницам и субботам. Можно ужинать и слушать музыку чуть громче, чем обычно в ресторанах. Одна из главных идей — ресторан должен быть мультифункциональным, чтобы можно было и поесть, и поработать, и почитать.

Библиотека здесь — это концепт. Идея такая, что в стенах нашего здания, построенного в конце 20 века, всегда была библиотека, которая вдруг осовременилась и получила возможность стать немножко европейской, чтобы здесь могли вместе сосуществовать и маленький театр, и ресторан, и бар.

Вокруг этой идеи и родился дизайн. Книги — часть нашей концепции. Они для нас святые. В создании библиотеки нам помогал литературный критик Михаил Визель шеф-редактор портала ГодЛитературы. Библиотека находится практически во всех помещениях пространства, и она четко поделена: в Artistic Space — классика, во всех остальных пространствах — современная литература. Ирина Чайковская. Виталий Истомин и Артем Лосев. Ольга Мягких. Ваш адрес email не будет опубликован.

Сохранить моё имя, email и адрес сайта в этом браузере для последующих моих комментариев.

Синиша Лазаревич: «Случайно попасть на праздник можно только в дурдоме» | Главное | Time Out

По такому случаю ночь мы с Лешей провели, прохаживаясь по стоянке вокруг спорткомплекса и раскладывая флаеры под автомобильные дворники. А потом было страшно: мы ходили по павильону «Космос» с карманами, набитыми деньгами — выручкой от входа, а в час ночи нанятые нами девять борцов перестали справляться с потоком людей, и огромная толпа рванула вовнутрь.

Думаю, именно после этого у Леши появилась страсть к «змеевикам» — металлическим ограждениям на входе, чтобы люди стояли, вытянувшись в шеренгу. Собственно, на «Гагарин-пати» мы лишь тренировались. Уже тогда главной нашей мечтой был клуб. В марте 1994-го мы открыли «Пентхаус» в «Эрмитаже». Он сдал Свете Виккерс бывший ресторан «Русалочка», где она сделала клуб «Эрмитаж», а нам посоветовал забрать либо Щукинскую коробку, либо Зеркальный театр, в котором когда-то Шаляпин пел Мефистофеля.

Коробка была вся загружена декорациями, которые туда свозили со всей Москвы, а в театре висела огромная хрустальная люстра и были очень красивые ложи; там мы и сделали клуб. Я и сам не лентяй, но до Леши мне всегда было далеко. На данный период времени в России нет человека, который бы достиг в клубной культуре большего, чем Горобий. Вообще, я до конца не верю в то, что произошло.

Я спрашивал людей, которые занимались всеми этими грустными мероприятиями — перевозкой тела, похоронами, — никто так четко его в гробу и не видел, понимаете? А зная масштаб Лехиной фантазии, его решимость совершить достаточно продуманный и в то же время смелый поступок, не исключаю, что все не так трагично, как думают. Хочется в это верить». В следующий раз мы увиделись уже в «Титанике». Дело шло к открытию, и мы очень много работали. Помню, меня удивило в нем не то, какой он был быстрый, а, наоборот, — какой медленный.

В смысле — как он кропотливо относился к деталям, как любил планомерно все записывать. Меня больше эта черта в нем поразила, чем та реактивность, которая, конечно, всегда бросалась в глаза. Как-то под Новый год мы увлеклись изобретением флаера и в какой-то момент додумались до такого нестандартного решения: сделать приглашение в виде огромной коробки в форме сердца, гремящей леденцами.

Но то ли коробки были дорогими, то ли конфеты… Мы посчитали, и вышла очень приличная по тем временам сумма. Наш коммерческий партнер, который всегда нас выслушивал, отреагировал резко. Возможно, даже для него это было дорого, а может, ему просто эмоционально трудно было согласиться на коробку в виде сердца. Он сказал: «Денег не дам». Мы переглянулись, и, несмотря на то что сбережений ни у кого из нас в середине 1990-х не водилось, сделали коробки за свои деньги.

Я уверен, у всех, кто с Лешей работал, есть похожие истории: он всегда готов был отдавать всего себя делу, гореть и зажигать окружающих. Он был одним из лучших, кто делал этот праздник жизни. Можем еще сто двадцать названий придумать тому, чем Леха занимался. Можем словосочетание это использовать или не использовать, соглашаться с ним или не соглашаться, произносить его со стебом, с сарказмом или с уважением.

Суть не меняется: Горобий был одним из немногих, кто в 1990-е и в нулевые умел создавать настоящий праздник жизни». Я когда произношу про себя «Леша Горобий» — как будто яркая лампочка где-то включается. Мы познакомились в «Эрмитаже» в начале 90-х. Вообще, у нас, у питерцев, отношение к москвичам всегда было с холодком. Особенно после того, как они провели «Гагарин-пати-3», после чего стало окончательно ясно, что это обычное выколачивание денег из бренда.

Мы не были против, что кто-то украл нашу идею, но нам не нравилось, что люди не могут придумать что-то новое.

Потом я, конечно, все простил, и мы просто все дружили. Заслуга Лехи состоит в том, что он первым четко понял: люди устают от клубов. И после «Шамбалы» он не стал влезать в фундаментальную стройку с серьезными инвестициями, а сделал клуб-трансформер.

Леха пригласил рабочих, которых еще я в свое время в «Титаник» подтянул, — настоящих театральных мастеров, которые сколачивали декорации для Большого театра. Я думаю, что именно они подтолкнули его к мысли, что надо не клуб строить, а ставить спектакль. Единственный минус декораций в том, что издалека они кажутся чем-то обалденным, а вблизи видно, что это чистый фейк из пластмассы и полиэтилена.

В «Зиме» отвлекающим фактором были четыре огнемета, доставленные из Питера «Речниками» Ромой Грузовым и Тимофеем Абрамовым, и гигантский диско-шар метра полтора в диаметре, который привезли откуда-то из Испании. Шар времен первых дискотек 1980-х годов: такой механический апельсин, который раскрывался, и было видно, что внутри у него светильники. Так вот, апельсин, огнеметы, белая ткань по периметру, танцовщицы в шапках меховых.

Собственно, все. Больше ничего не было. Клуб-трансформер — легко собирается, легко разбирается и переезжает на новое место. Помню, как Леша приходил в клуб «Мост», который я тогда только строил. Смотрел, как я работаю, и говорил: «Алексей, да на фига ты это делаешь?

Столько сил тратишь на этот туалет, на эту саунд-систему! Ей нужны бабы, драгсы и места, где этих баб с этими драгсами можно трахать! А он говорил: «Других в Москве нет! Если хочешь, чтобы клуб приносил деньги, сколоти из фанеры стойло и разливай в нем теплое шампанское! При этом в Лехе не было фальши. Все, что он делал, он делал с чистой совестью. И потому был одним из моих самых близких мне по духу москвичей». Мы общались с одними и теми же людьми, взрослели на одинаковых вещах.

В 2000 году я уехала учиться и на какое-то время перестала следить за тем, что происходило в Москве. Помню, что в один из моих приездов Леша открыл «Лето». За три года, пока меня не было, город изменился. Появился какой-то новый формат, когда диджеи уже были не так важны, как блеск, мишура, ощущение угара и праздника. Помню, Леша, увидев меня в клубе, очень обрадовался, везде провел, все показал. Видно было, что он очень рад нашей встрече, несмотря на то что до этого мы не виделись несколько лет.

Тогда он сказал: «Гаечка, в Москве не так много людей, чье мнение о том, что я делаю, мне важно, ты одна из них». Я эти его слова и ощущение, что мы «одной крови» — неважно, где мы и что мы, — помню до сих пор.

В Леше вообще была эта личная целостность, особенно в отношениях с друзьями. Вдруг этого человека не стало — и как будто убрали одну колонну из колоннады.

И все вроде окей, но чего-то не хватает». Он до этого имел дело только с большими проектами — «Пентхаус», «Титаник», а я, наоборот, только с маленькими. Мы решили объединить усилия. Леше не нравилась наша с Мишей Козловым идея делить посетителей по классам.

Леша был за демократию. Но так как мы все хотели получать зарплату, пришлось учиться зарабатывать. Сначала мы сделали только две ложи платными, потом начали продавать качели на первом этаже, потом все остальные столы.

Заработанные деньги уходили в дело. Она как индийское кино — стоила таких же безумных денег, как Болливуд. Разница была лишь в том, что индийские фильмы смотрит миллиард индийцев, а у нас такой аудитории не было. Помню, поехали мы все вместе в Италию. А Леша любил с собой возить все вещи — во-о-от такой чемодан на два дня! Я говорил ему: «У тебя сейчас все развалится».

Так и получилось. Когда мы летели с Сардинии на континент, я смотрю — его нет и нет, а самолет уже взлетает, и я не знаю, где его искать, и телефоны не работают. В итоге он со своим развалившимся чемоданом прилетел только через день. И там — а я ведь тоже предупреждал, — ему не дали напрокат машину из-за того, что у него не было международных прав.

Нам пришлось брать такси и платить тысячу евро за поездку в Монте-Карло. Или в Японии, куда мы приехали смотреть «Формулу-1». Он сел не на тот поезд и пропустил все заезды. Путешествовать с ним было интересно. А я начал работать в клубах 25 лет назад, и один из первых уроков был такой: самая лучшая девушка на дискотеке — новая.

И если человек думает иначе, ему в этом бизнесе не работать. Леша, видимо, думал иначе, но все равно был лучшим в нашей индустрии». Его «Дягилев» был кульминацией всего, что было хорошего в российском клубном бизнесе. Щукинская коробка в саду «Эрмитаж» — красивый теремок в стиле «Петрушки». У нас там перебывала вся первая десятка Forbes. Однажды в Новый год иду мимо входа, а охрана мне говорит, что вот там стоит какая-то женщина, фейсконтроль ее не пропускает.

Я подошел, мы разговорились. Выяснилась, что она учительница английского из Подмосковья, что она готовилась к этому вечеру целый месяц. Конечно, я ее пустил. А Алексей, когда узнал про это, похвалил меня. Под нами был подвал, в котором жили дворники, обслуживающие «Эрмитаж»: гастарбайтеры из южных регионов, которым всегда было холодно. Что-то у них в подвале воспламенилось — и все сгорело в минуту. Мы в это время сидели в ресторане и праздновали день рождения друга. Год мы после этого не работали.

А потом меня пригласили в «Гинзу», а Леша построил «Империю Lounge». В последний раз мы виделись этим летом — встретились в обувном на Трубной. Ужасно обрадовались, пошли кофе попить, в результате пили шампанское. И он купил мне кроссовки. Честно говоря, они ужасно мне не понравились — и долго я не мог себя заставить их надеть, — а когда начал в них ходить, все спрашивали: «Где такие классные кроссы купил? После закрытия Jet Set он пригласил меня к себе в «Шамбалу», и я не раздумывая пошел.

Леша был человеком, с которым хотелось работать. Он четко знал, что хочет, и очень грамотно разруливал любые проблемы. Допустим, банальная история: я не пустил в клуб человека, тот, естественно, обиделся, позвонил Горобию.

Леша всегда выходил к дверям, если что-то не так, и со стороны это не выглядело, что вот явился владелец заведения и скомандовал: «Пусти, я сказал». Он всегда спрашивал мое мнение: «Как считаешь, Паш, можно такого человека в клуб пустить?

Например, Вова Версаче — был такой персонаж — или Виккерсы, все семейство, это все-таки специфические очень люди и выглядят, как бы помягче сказать, страшновато. Иногда он соглашался со мной, а иногда говорил: «Ты этих людей, Паш, не знаешь, а я знаю. Это художники, представители творческой интеллигенции, они нам в клубе нужны независимо от того, как они одеты».

То есть проводил ликбез. И никогда не унижал при тех людях, которых я не пустил, а мог бы. Наоборот, тут же, на входе, нас мирил, знакомил. Многие из тех, которых я когда-то в ту же «Зиму» не пропустил, с которыми прямо ссорился жестко, впоследствии стали моими близкими друзьями. Конечно, в какой-то момент стало ясно, что вся эта творческая интеллигенция не определяет уже общественного мнения и звать этих людей в клуб с расчетом, что за ними придут толпы других людей, было бессмысленно, но Леша все равно их пускал: «Это мои старые друзья, Паш».

И это одно из множества качеств, которыми он обладал. Я потому так и шел за ним из проекта в проект — мне всегда доставляло огромное удовольствие с ним работать». Я просто помню, как в «Дягилеве» выступала Грейс Джонс. Я тоже пришел посмотреть, и вижу, что на сцене никого, а по клубу туда-сюда бегает Горобий в панике. Я спрашиваю, в чем проблема, а он: «Певица на сцену не выходит».

Ну что делать. Заходим в гримерку, а там сидит Грейс и требует шампанское, а ей его почему-то не несут. Короче, Леха принес шампанское, певица отправилась на сцену, а дальше было то, что я не перескажу. Я стоял за плотно закрытой дверью, но все равно слышал, как Горобий орал на сотрудников: кого-то уволил, кого-то оштрафовал. Длилось это несколько минут, после чего выпустивший пар и всем все простивший Леха угощал всех шампанским…

Вот, говорят, дружба понятие круглосуточное. Мы с Лехой в последний раз виделись года два назад. Постоянно договаривались встретиться, он все откладывали, и вот что называется встретились. Но у меня постоянно было ощущение, что он рядом. Таких людей очень мало. Думаю, с его уходом индустрия клубная загнется окончательно. Только он ее и поддерживал: строил клубы, придумывал для них декорации. Не знаю ни одного сегодняшнего промоутера, который бы заморачивались над каждым своим проектом так же, как Леха.

У меня у самого мотора в свое время не хватило: в 1998-м я понял, что не смогу перешагнуть через все эти бюрократические трудности. А он смог — уперся рогами и продавил». У Вас отключён JavaScript. Для нормальной работы сайта включите Javascript в Вашем браузере!

Последнее интервью Алексея Горобия Алексей Горобий промоутер, владелец клубов. С Дмитрием Федоровым, 1996 год. С Алексеем Чеботком в диджейке «Титаника», 1996 год.

С Олегом Цодиковым в галерее «Ротонда», 1998 год. А вообще, весь этот наш разговор про былое напоминает мне слова из песни Макаревича. Там по сюжету встречаются два рок-н-ролльщика: «А помнишь, Мишка семьдесят второй, И психодром, и сейшен в «Лужниках»?

Что сделал Алексей Горобий. Реклама на РБК rbc. Национальные проекты. Дискуссионный клуб. Кредитные рейтинги. Спецпроекты СПб. Конференции СПб. Проверка контрагентов. РБК Библиотека. Технологии и медиа. Скрыть баннеры. Впечатления Дайджест Александра Сысоева: главные гастрономические события недели. Материалы рубрики. Александр Сысоев и «Яндекс. Дзен» составляют гид по России Греческое воспоминание: в Москве открылся ресторан Eva Московский ресторан Birds попал в Книгу рекордов России Что готовят в московских ресторанах на китайский Новый год Аркадий Новиков — о франшизах, фудшеринге и экотрендах.

Читайте также. Джазовый пианист и композитор Тигран Амасян — об импровизациях и планах. Как использовать голос и речь для решения конфликтов между партнерами. Сделаю завтра: почему мы нарушаем дедлайны и как с этим покончить. Куда отправиться, чтобы перенестись в другую историческую эпоху. Кризис кадров, конкуренция, рост цен: рестораторы и шефы — об итогах года.

Как поддержать человека в трудную минуту: советы психологов. Как восстановить сухие волосы: рекомендации трихолога и стилиста. Французский жим: что это и как правильно делать. Комментарии экспертов. Дайджест Александра Сысоева: главные гастрономические события недели. Автор Александр Сысоев. Создатель гастрономического проекта «Сысоев FM» Александр Сысоев собрал главные новости ресторанного рынка, а также обошел недавно открывшиеся столичные заведения и выяснил, в какие из них стоит заглянуть в первую очередь и по какому случаю.

Как сделать, чтобы аккаунт в Telegram не взломали: 5 правил безопасности Жизнь. Чугасы, шахты, сельдь: что посмотреть и попробовать на Приполярном Урале Впечатления.

Бег на короткие дистанции: техника, противопоказания, советы экспертов Здоровье. Упражнения на грудь: девять вариантов для дома и зала Здоровье. Кожный барьер, темные пятна, регенерация: бьюти-словарь 2024 года Красота. Прокачать самого себя: три рабочих инструмента селфкоучинга Здоровье. Расти со стилем. Что такое декаф и как его получают Здоровье.

Это мой город: ресторатор и промоутер Синиша Лазаревич

Такое место есть, рассказывает наш колумнист, создатель ресторана-библиотеки с театром Community Синиша Лазаревич. Раньше вип-ложи были только в «Дягилеве». А сейчас они везде. Ты хочешь сказать, что развелось много клубов, которые предлагают. Рассказывает автор концепции Синиша Лазаревич Сейчас в меню чайной комнаты около 50 сортов чая, но это еще не предел. Часть из.

Читайте также

  • Синиша Лазаревич: «Мы стали Нью-Йорком»
  • Home Sweet Home
  • В РОСИЗО состоялось открытие выставки «Re:Renaissance. Егор Остров»
  • Наталья Белоногова
  • 11 новых ресторанов на исторических местах
  • За гранью времени: Дзен представил исторический гастроспектакль в «Метрополе»

Синиша Лазаревич

ИнтернетЗнаменитый клубный промоутер. Биография Синиши Лазаревича полна недосказанностей и мифов. Рассказывают, что он работал в ночных клубах. ИнтернетПромоутер Синиша Лазаревич дал эксклюзивное интервью порталу ИнтернетСиниша Лазаревич: «Мы стали Нью-Йорком» На этой неделе в Москве пройдет сразу несколько знаковых вечеринок — от рейва на Лосином острове до.

Оцените статью
Поделиться с друзьями