Беляев, Леонид Андреевич — большая энциклопедия. Что такое Беляев, Леонид Андреевич

Леонид Андреевич Беляев

ИнтернетЛеони́д Андре́евич Беля́ев (род. 17 марта 1948, Москва) — советский и российский археолог и историк искусства. Доктор исторических наук (1994). ИнтернетГлавная Издания Книжные издания Беляев Леонид Андреевич: Материалы к биобиблиографии ученых: история; вып. 46 Редакторы-составители: Гайдуков. ИнтернетБЕЛЯЕВ. Леонид Андреевич (17.03. 1948, Москва), археолог, специалист по истории культуры средневек. Руси, археологии и архитектуры Москвы.

К 60-летию Л. А. Беляева

Сотни томов специальных исследований посвящены проблемам московского периода, а любой курс русской истории — курс истории Московии. Однако современных пособий, в которых речь шла бы исключительно об истории Московской Руси, очень мало.

Книга Л. Беляева — одна из попыток восполнить образовавшийся пробел. Она написана традиционно, как «рассказ о событиях истории». Но за внешней беспристрастностью этого рассказа скрыто глубоко личное отношение автора к Московии, над археологическим и культурологическим исследованием которой он работает в течение всей жизни.

Лингвистический анализ текста: Приблизительно страниц: 244 страниц — близко к среднему 225 Средняя длина предложения: 116. Вход в систему. Запомнить меня. Регистрация Забыли пароль? Последние комментарии. Re: «Посторонние» уже не те… ANSI 21 часов 15 минут назад.

Новые обсуждения форума. Новая тема сайта 5 недель 1 час назад «Посторонние» уже не те… Последние записи в блогах. Замечания к А. Кларк «Прятки».

Ехилевской версия 2. Кларк «Двое в космосе» перев. Гинзбург 4 недель 6 дней назад Аудиокнига: 50 историй предпринимателей : Ошибки, которые ранят бизнес. Памятник был серьезно поврежден несовершенными раскопками первой половины XIX в. Городцов, а в послевоенное время — А. Казалось, раскопки собора не обещали быть результативными. Однако Л. Беляеву удалось вскрыть значительные участки сохранной кладки, найти ряд склепов и погребений, а главное — внести существенные поправки в представления о плане и датировке сооружения.

В настоящее время под руководством Л. Беляева начаты значительные работы в Костроме. Научные интересы Л. Беляева ни в коей мере не ограничены позднесредневековыми русскими древностями.

Стремление проследить истоки культурных и художественных традиций, складывавшихся в средневековой Руси, раскрыть общий контекст становления древнерусской христианской культуры естественным образом подвело ученого к исследованию раннехристианских памятников, церковных древностей Востока и Запада, религиозной археологии дохристианского периода в Средиземноморье. В 1994-1996 гг. Беляев совместно с А. В 1996 г. Пособие привлекло внимание отечественных и зарубежных специалистов и было опубликовано в переводе на японский язык.

Эта яркая книга совмещает рассказ об изучении отдельных памятников, сведения о важнейших архитектурных и археологических объектах христианской культуры и категориях христианских древностей и, наконец, обзор основных проблем христианской археологии как особой научной дисциплины. Беляев свободно ориентируется в новейших тенденциях современной зарубежной науки, поддерживает постоянные контакты с археологами и историками западноевропейских стран и США.

Существенную роль в развитии этих контактов и в расширении научного кругозора исследователя сыграли многочисленные и долгосрочные лекционные и исследовательские поездки в лучшие университеты США, Италии и Германии 1994 г. Справедливо полагая, что ключевые научные труды зарубежных авторов должны публиковаться в русском переводе, Л. Беляев сам активно претворяет эту идею в жизнь. Среди наиболее значительных научных работ англоязычных исследователей, опубликованных в переводе и по инициативе Л.

Беляева, — классический труд Р. Краутхаймера 2000 и фундаментальная монография Р. Наконец, Л. Беляев не пренебрегает научно-популярным жанром. Очень важной стороной его деятельности является работа в жанре исторических эссе и обзоров московской археологии, публикуемых в зарубежных изданиях. Его усилия в области просвещения высоко оценены Церковью: в 2004 г.

Беляев награжден орденом митрополита Макария, в 2007 г. В 2001 г. Работа в журнале хорошо знакома Леониду Андреевичу; с 1989 г. Сохраняя общую концепцию журнала как фундаментального периодического издания по археологии, продолжая сложившиеся традиции работы редколлегии, Л. Беляев принес в журнал немало нового, способствуя привлечению новых авторов, расширению тематики публикаций, обсуждению разнообразных аспектов взаимоотношений археологической науки и общества, современных вызовов и угроз археологическому наследию.

Как разносторонний ученый, хорошо ориентирующийся в различных областях археологической науки, Л. Беляев сумел обеспечить в журнале свойственную ему полноту хронологического и географического охвата древности, поступление статей, представляющих результаты наиболее значимых археологических проектов последних лет.

Все, кто работал с Леонидом Андреевичем на раскопках, был участником общих научных проектов, встречался с ним на конференциях и семинарах, смогли оценить его замечательные человеческие качества, доброжелательность, удивительную легкость в общении, способность находить общий язык с разными людьми и притягивать к себе молодежь.

Гостеприимная квартира Беляевых на Цветном бульваре была и остается местом шумных археологических собраний, открытым для друзей и коллег. Беляев встречает свое шестидесятилетие в расцвете творческих сил, полный разнообразных научных планов. Пожелаем ему здоровья, удачи, новых книг и новых полевых открытий. Проведение археологических исследований при реставрации памятников истории и культуры. Реставрация архитектурных памятников. Учебное пособие для вузов. Беляева насчитывает более 350 названий и будет опубликован в специальном сборнике.

Подъяпольским, Г. Бессоновым, Т. Новые данные по хронологии. Stuttgart, 1991. Казанский собор на Красной площади. Древние монастыри Москвы по данным археологии. Русское средневековое надгробие. История Москвы с древнейших времен до наших дней. Кренке, С. Naples FL , 1997. Христианские древности.

Введение в сравнительное изучение. Russian pilgrims art from the 12th to the 15th c. British Archaeological Association. Chicago, 1999. Leiden, 1999. Архитектурный образ как реликвия. Древняя Русь.

Краутхаймер Р. Три христианские столицы: топография и политика. Археология библейская в соавт. Монументальное строительство, архитектура, бла-гоустройство. Московская Русь. А новый собор как бы парит над всем этим, стоя на бетонной плите. Нет, не надо. Народ приспосабливает к своему пониманию песни, сказки, стихи, историю в той форме, в какой она ему нужна. Это народная история. Но грамотный человек должен знать точные факты. Существуют малодоступные места. До недавнего времени таким был Московский Кремль.

Но в 2007 году был сделан очень хороший раскоп на подоле, у подножия холма. Не самая древняя часть, зато с влажным культурным слоем, где сохраняется дерево. Сохранились и две берестяные грамоты, одна — с огромным текстом. Позже начались работы на месте Вознесенского и Чудова монастырей, где мало что осталось, но нижняя часть, домонгольский культурный слой, местами сохранилась.

Сейчас начат большой раскоп на Ивановской площади, можно ждать хороших результатов. В фольклорно-кинематографическом представлении археология чем-то сродни научному кладоискательству. А как много кладов в московской земле еще ждут своего часа для исследования археологами? Археологию интересует все, что случалось в прошлом, даже клады.

Но не сами по себе, а как срез, след определенного события. Они возникали не хаотично, а связаны с системой жизни своей эпохи.

Это тоже одна из причин появления кладов — москвич не хотел, чтобы фискальные службы знали, сколько у него денег. Так, зимой 1238 года, во время Батыева нашествия, в русских городах остались сотни невостребованных кладов.

Два из них случайно нашли в Кремле, в районе здания Сената, довольно давно. У всех были какие-то деньги. Правда, московское правительство не позволяло им сильно залеживаться в карманах подданных. Но дело не только в этом — в деревянных домах было опасно хранить деньги и драгоценности, все могло в одночасье сгореть.

Устраивали разного рода сейфы в подклетах домов — закапывали в подвалах глиняные сосуды с монетами, и при пожаре они сохранялись. Даже закапывали их в определенные моменты, и не только в момент опасности. Служилые люди получали жалованье раз или два в год, иногда перед большим походом, при найме на службу, как разовую премию, как барыш от удачной сделки.

До следующего раза эти деньги надо было как-то растянуть, вот и прятали на время в земле. Таких системных кладов в Москве очень много — десятки. Я люблю объекты, в которых изначально и намеренно заложено какое-то послание. Люди создавали храмы и крепости, хоронили своих близких и сохраняли память о них. Они хотели, чтобы не забывали их поминать.

Изучая кладбища и храмы, мы вновь узнаем их имена, видим, как именно они сохраняли родовую память, ставшую сейчас исторической. Поэтому надгробия — отличный источник для изучения. Мы видим общество религиозное и патриархальное, видим жен, уходивших в монастыри сразу после смерти мужей. Это было молодое общество оно и сейчас скорее молодое, чем старое. До XVII века оно оставляло меньше следов материально-технического прогресса, но после Смуты скорость их накопления резко возрастает, и это показательно.

Москва была очень ярким государством на свой собственный лад. Самобытная житейская культура, высокое представление о достоинстве человека. Думают, все это появилось после Петра. Люди на плаху шли за родовую честь, за достоинство семьи. Люди называют себя холопами царя.

Но и рабами Божьими.

В память о товарище

ИнтернетБеляев Леонид Андреевич. Доктор исторических наук, с 1995 г. Ведущий научный сотрудник Отдела древнерусского искусства, с 2000 г. Сфера. ИнтернетЛеонид Андреевич Беляев: Дата рождения: 17 марта 1948 (70 лет) Место рождения: Москва: Страна СССР → Россия: Научная сфера: история России. ИнтернетЛеонид Беляев — ⏩на странице писателя вы найдёте ️️биографию, список книг и экранизаций, ☝интересные факты из жизни, рецензии читателей и.

Политик, депутат Московской городской Думы

Беляев Леонид Анатольевич | это… Что такое Беляев Леонид Анатольевич? ИнтернетЕсли вы обнаружили ошибку в описании книги «Леонид Андреевич Беляев» (авторы Гайдуков П. Г., Калашникова Л. А.), пишите об этом в сообщении об.
«Русское средневековое надгробие» скачать fb2, rtf, epub, pdf, txt книгу Беляев Леонид Андреевич пособники разгрома научного коллектива ЦМиАР Леонид Андреевич Беляев -.
Гайдуков, Калашникова: Леонид Андреевич Беляев ИнтернетЛеонид Беляев: «У России должна быть своя археологическая школа на Святой Здравствуйте, Леонид Андреевич. Спасибо, что пришли к нам в программу.
Леонид Андреевич Иванченко Леонид Беляев, опубликовавший свыше 500 научных работ, не только мобильная энциклопедия по древней истории, искусству и архитектуре.
Беляев Леонид Анатольевич ИнтернетСпасо-Преображенский собор на протяжении шести с половиной веков был главным кафедральным храмом Твери и являлся духовным символом.
Беляев Леонид Андреевич: Материалы к биобиблиографии ученых: история; вып. 46 ИнтернетЛ.А. БЕЛЯЕВА Леонид Андреевич Беляев родился 17 марта 1948 г. в Москве. 1966 г. Окончил с серебряной медалью московскую специальную школу № 30.

О книге «Русское средневековое надгробие»

  • Беляев Леонид Андреевич
  • В память о товарище
  • Леонид Андреевич Иванченко | это… Что такое Леонид Андреевич Иванченко?
  • Биография Леонида Зюганова. Биография Зюганова Леонида Андреевича — Свободная Пресса

Беляев Леонид Андреевич | Научные сотрудники | Институт | ГИИ

Историко-художественная реконструкция Поделиться. Реставрация памятников архитектуры. Учебное пособие Поделиться. Московская Русь: от Средневековья к Новому времени Поделиться. От библейских древностей к христианским Поделиться. Реставрация памятников архитектуры Поделиться.

Русь в Средние века Поделиться. Реставрация памятников архитектуры: Учебное пособие для вузов Поделиться. Проведение археологических исследований при реставрации памятников истории и культуры Поделиться. Сакральное пространство средневековой Москвы Поделиться. История России до XIX века. Популярная иллюстрированная энциклопедия Поделиться. Материалы к своду. Выпуск 1 Поделиться. Беляев награжден орденом митрополита Макария, в 2007 г. В 2001 г.

Работа в журнале хорошо знакома Леониду Андреевичу; с 1989 г. Сохраняя общую концепцию журнала как фундаментального периодического издания по археологии, продолжая сложившиеся традиции работы редколлегии, Л.

Беляев принес в журнал немало нового, способствуя привлечению новых авторов, расширению тематики публикаций, обсуждению разнообразных аспектов взаимоотношений археологической науки и общества, современных вызовов и угроз археологическому наследию.

Как разносторонний ученый, хорошо ориентирующийся в различных областях археологической науки, Л. Беляев сумел обеспечить в журнале свойственную ему полноту хронологического и географического охвата древности, поступление статей, представляющих результаты наиболее значимых археологических проектов последних лет.

Все, кто работал с Леонидом Андреевичем на раскопках, был участником общих научных проектов, встречался с ним на конференциях и семинарах, смогли оценить его замечательные человеческие качества, доброжелательность, удивительную легкость в общении, способность находить общий язык с разными людьми и притягивать к себе молодежь. Гостеприимная квартира Беляевых на Цветном бульваре была и остается местом шумных археологических собраний, открытым для друзей и коллег.

Беляев встречает свое шестидесятилетие в расцвете творческих сил, полный разнообразных научных планов. Пожелаем ему здоровья, удачи, новых книг и новых полевых открытий. Проведение археологических исследований при реставрации памятников истории и культуры.

Реставрация архитектурных памятников. Учебное пособие для вузов. Беляева насчитывает более 350 названий и будет опубликован в специальном сборнике. Подъяпольским, Г. Бессоновым, Т. Новые данные по хронологии. Stuttgart, 1991.

Казанский собор на Красной площади. Древние монастыри Москвы по данным археологии. Русское средневековое надгробие. История Москвы с древнейших времен до наших дней. Кренке, С. Naples FL , 1997. Христианские древности. Введение в сравнительное изучение. Russian pilgrims art from the 12th to the 15th c. British Archaeological Association.

Chicago, 1999. Leiden, 1999. Архитектурный образ как реликвия. Древняя Русь. Краутхаймер Р. Три христианские столицы: топография и политика. Археология библейская в соавт.

Монументальное строительство, архитектура, бла-гоустройство. Московская Русь. Элемент романской иконографии XII в. Деревянный дворец конца XVII в. Крепости и вооружение Восточной Европы. Сакральная топография Москвы: храм-кладбище-город. Исторические ландшафты. Оустерхаут Р. Византийские строители. Киев; М. Гроб Господень в соавт. От библейских древностей к христианским. Очерки археологии эпохи формирования иудаизма и христианства. Ваш адрес email не будет опубликован.

Без рубрики. Беляев не только составил первый каталог выявленных к началу Ферапонтово. В этот день: Нет событий. Свежие записи Соенов В. Суразаков Александр Сазонович 10. Археология СССР. Таштыкская эпоха в древней истории Сибири. Добавить комментарий Отменить ответ Ваш адрес email не будет опубликован.

Полезное Книги по археологии: где скачать? Половозрастное определение антропологического материала Программа статистической обработки керамики Где учиться археологии в России? Золото скифов. Учебники Авдусин Д. Археология Казахстана Дэвлет Е. Памятники наскального искусства: изучение, сохранение, использование Загорульский Э. Во время учёбы наряду с профильными предметами всерьёз увлёкся информационными технологиями. Стал сотрудничать с IT-компаниями, участвовал в разработке социально-значимых проектов.

На третьем курсе возглавил рабочую группу при департаменте транспорта Правительства Москвы по организации работы городского такси.

Смысл проекта: с помощью современных технологий систематизировать управление всем городским таксопарком. Реализация проекта должна была упростить доступ москвичей к услугам такси, вытеснить с улицы «бомбил»-нелегалов, сократить «пробки» и число ДТП.

Однако внедрение новой системы было приостановлено из-за смены московской исполнительной власти. Эта система создаёт единое информационное пространство для учеников, учителей и родителей, обеспечивает их взаимодействие через Интернет, доступ к учебным планам и материалам, расписаниям, оценкам, онлайн-урокам. Технология внедрена в Нахимовском и Суворовских училищах, в президентских кадетских корпусах, в 139 школах Московской области и активно осваивается в Москве.

Главным направлением своей работы Леонид считает правозащитную деятельность, реальную помощь москвичам. Ещё одним важным проектом, в котором Леонид Зюганов принял участие в качестве IT-специалиста, была информатизация и техническое оснащение Ситуационного центра Министерства обороны РФ.

Изучил особенности депутатской работы — от приёма граждан и решения их проблем до разработки законопроектов. С осени 2018 года Леонид Зюганова руководит фракцией коммунистов в Мосгордуме. Занимавший этот пост Николай Губенко покинул его по собственному желанию. Появлялись новости, что Леонид Зюганов может занять пост бизнес-омбудсмена. Правда, сам Леонид Андреевич сообщил только о том, что такие предложения поступали, но ничего серьезного в этом направлении пока нет.

На выборах в Мосгордуму 8 сентября 2019 года представители КПРФ получили 13 мест, почти утроив свой результат. Леонид Зюганов на городской конференции «МосСовет-2018» рассказал о предложениях коммунистов в рамках социальной защиты пенсионеров и студентов столицы. И средний возраст выхода на пенсию там 64 года. Давайте еще сравним продолжительность жизни, у нас 70 лет, а у них 80.

Поэтому пенсионные системы у нас очень разные.

Беляев Леонид Андреевич

ИнтернетНа этой странице вы найдёте список книг Леонида Андреевича Беляева. В первых строках — самые последние новинки. Беляев и Леонов долго убеждали его, что они не привидения и не инопланетяне. Когда Иван убедился в этом, разжег им костер. У самих. Интернет© 2023 Google LLC РАСШИФРОВКА ЛЕКЦИИ.

ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ Л.А. БЕЛЯЕВА

Беляев Леонид Андреевич | Институт археологии Российской академии наук ИнтернетБеляев, Леонид Михайлович (1910—1985) — профессор, доктор наук, лауреат Сталинской премии. Беляев, Леонид Николаевич (род. 1941) — советский легкоатлет и лыжник, заслуженный тренер СССР по легкой атлетике.
Беляев Леонид Андреевич ИнтернетБеляев Леонид Андреевич Христианские древности: Введение в сравнительное изучение. Библиотека Золотой 2014.
Поздравляем с юбилеем Леонида Андреевича Беляева! History — 399 pages Атлас предназначен для специалистов соответсвующих специальностей — культурологов, историков, искусствоведов, краеведов и обширного круга.
Беляев, Леонид Андреевич ИнтернетОтв. ред.: Л.А. Беляев, А.В. Юрасов. В издании публикуются материалы научной конференции, прошедшей 20 — 22 ноября 2013 г. в Москве. В докладах участников конференции поднимались вопросы экономики.
Представляем новое издание отдела биобиблиографии учёных ИНИОН РАН «Беляев Леонид Андреевич» ИнтернетЧитать книгу Христианские древности: Введение в сравнительное изучение. Автор Беляев Леонид Андреевич. Бесплатно читать книги популярного автора Беляев Леонид Андреевич. Без регистрации и без смс в онлайн.
Московская Русь: от Средневековья к Новому времени ИнтернетСкачать книгу «Московская Русь: от Средневековья к Новому времени» Беляев Леонид Андреевич в форматах fb2, epub, pdf, txt, rtf или читать онлайн. Популярные книги жанра История. Исторические науки.

Леонид Андреевич Беляев — все книги скачать или читать онлайн бесплатно

И там уже остатки утраченной архитектуры мы оставили на месте, создав для них специальное подземное хранилище. Возник хороший музей, туда имеет смысл ходить. А новый собор как бы парит над всем этим, стоя на бетонной плите. Надо ли бороться с городскими легендами? Нет, не надо. Народ приспосабливает к своему пониманию песни, сказки, стихи, историю в той форме, в какой она ему нужна.

Это народная история. Но грамотный человек должен знать точные факты. Много осталось в центре Москвы заповедных мест для археологии? Существуют малодоступные места.

До недавнего времени таким был Московский Кремль. Но в 2007 году был сделан очень хороший раскоп на подоле, у подножия холма. Не самая древняя часть, зато с влажным культурным слоем, где сохраняется дерево. Сохранились и две берестяные грамоты, одна — с огромным текстом. Позже начались работы на месте Вознесенского и Чудова монастырей, где мало что осталось, но нижняя часть, домонгольский культурный слой, местами сохранилась.

Сейчас начат большой раскоп на Ивановской площади, можно ждать хороших результатов. В фольклорно-кинематографическом представлении археология чем-то сродни научному кладоискательству. А как много кладов в московской земле еще ждут своего часа для исследования археологами?

Археологию интересует все, что случалось в прошлом, даже клады. Но не сами по себе, а как срез, след определенного события. Они возникали не хаотично, а связаны с системой жизни своей эпохи. Так, зимой 1238 года, во время Батыева нашествия, в русских городах остались сотни невостребованных кладов.

Два из них случайно нашли в Кремле, в районе здания Сената, довольно давно. У которых были какие-то солидные деньги? У всех были какие-то деньги. Правда, московское правительство не позволяло им сильно залеживаться в карманах подданных.

Это тоже одна из причин появления кладов — москвич не хотел, чтобы фискальные службы знали, сколько у него денег. Но дело не только в этом — в деревянных домах было опасно хранить деньги и драгоценности, все могло в одночасье сгореть. Устраивали разного рода сейфы в подклетах домов — закапывали в подвалах глиняные сосуды с монетами, и при пожаре они сохранялись. Даже закапывали их в определенные моменты, и не только в момент опасности.

Служилые люди получали жалованье раз или два в год, иногда перед большим походом, при найме на службу, как разовую премию, как барыш от удачной сделки. До следующего раза эти деньги надо было как-то растянуть, вот и прятали на время в земле.

Таких системных кладов в Москве очень много — десятки. А что археология может рассказать об обществе допетровской Москвы?

Я люблю объекты, в которых изначально и намеренно заложено какое-то послание. Люди создавали храмы и крепости, хоронили своих близких и сохраняли память о них. Они хотели, чтобы не забывали их поминать. Изучая кладбища и храмы, мы вновь узнаем их имена, видим, как именно они сохраняли родовую память, ставшую сейчас исторической. Поэтому надгробия — отличный источник для изучения. Мы видим общество религиозное и патриархальное, видим жен, уходивших в монастыри сразу после смерти мужей.

Это было молодое общество оно и сейчас скорее молодое, чем старое. До XVII века оно оставляло меньше следов материально-технического прогресса, но после Смуты скорость их накопления резко возрастает, и это показательно. Москва была очень ярким государством на свой собственный лад. Самобытная житейская культура, высокое представление о достоинстве человека. Думают, все это появилось после Петра. Люди на плаху шли за родовую честь, за достоинство семьи.

Люди называют себя холопами царя. Но и рабами Божьими. Это не делает их несвободными. Археология помогает увидеть этих людей — одновременно очень смиренных и очень гордых. Мир вообще делится довольно жестко на страны, которые были открыты в эпоху великих географических открытий, и на страны, которые открывали этот «остальной» мир для себя.

Россия с этой точки зрения странное место! Европа о ней к концу XV века хорошо знала, с ней пытались заключать союзы, здесь работали архитекторы из Италии. Ее не надо было открывать, она как будто бы входит в число открывающих.

Мы прошли огромную Северо-Восточную Евразию, до Тихого океана. Но в число открывающих нас, в общем, не пускают, в книгах об эпохе открытий нас обычно нет. Задача археологии Московской Руси — написать собственную книгу об открытии себя самой, ведь это археология нас самих. Ключевая фраза — «Москва переварит всё». Полностью согласен с этим высказыванием. И ещё, во многом разделяю мнение археолога о том, что Москва изменилась внешне, но внутренняя её чуть осталась такой же.

Москва внешне всегда менялась, меняется и сейчас. Ничего катастрофического, на мой взгляд, здесь нет. Законсервировать, музеефицировать город с пятнадцатимиллионным населением нельзя, да и попросту ни к чему! Кто-то пятьдесят лет назад горевал по утрате многоликости и пестроты московской застройки когда город застраивали правильными кварталами хрущёвок , восемьдесят лет назад кто-то тихо тосковал по утрате купеческой Москвы когда прокладывались широкие проспекты и строились помпезные сталинские здания , а сто — сто двадцать лет назад, наверняка, находились люди, возмущавшиеся вытеснением усадеб и особняков доходными домами и тучерезами.

Всё циклично. Суть Москвы неизменна! Интересно было бы узнать — почему археологи если найдут полусгнившую деревянную избу в Москве, то начинают ее внимательно изучать? А если откапывают белокаменные античные строения, то спешат закопать их обратно. Академия Наук не любит находки противоречащие учебникам? Беляев — заведующий отделом археологии Московской Руси, а не Древней Руси.

Академическая археология занимает, в сущности, двойственную позицию в отношении этого периода. Его огромный в количественном отношении и поистине вездесущий во всяком случае, для XVII в. Авторитет этой области которую можно, в европейских терминах, определить как позднюю историческую на стыке с индустриальной придает и то, что она исправно снабжает свежей информацией особенно сырым материалом, взятым в археологическом контексте большой круг дисциплин, которые в остальном существуют самостоятельно, вне пространства археологии, — как вспомогательных исторических нумизматика, сфрагистика, эпиграфика и др.

Существенную роль в возрастании значения археологии московского периода играет такое внешнее, на первый взгляд, по отношению к науке обстоятельство, как политические изменения последних десятилетий XX в. Они заставили современную Россию обратить гораздо более пристальное внимание на собственные внутренние, структурные элементы, сформированные ходом исторического развития.

В археологии этот важный процесс пока мало осознан. Значение для нее московского периода, ее область интересов в нем, ее самостоятельные научные задачи, ее культурный и, не в последнюю очередь, идеологический ресурс до сих пор никем не сформулированы.

Можно сказать, что эта сфера остается во многом недооцененной, особенно выходы из нее в области национальной культуры, русского искусства и истории. Легко заметить, что восприятие и степень оформленности археологии Московской Руси как самостоятельной отрасли науки до сих пор существенно отстают не только от средневековой археологии Западной Европы, где многочисленны специальные журналы и организации, исследующие исключительно это время такие, как Лондонское Общество средневековой археологии, имеющее свой журнал «Medieval Archeology» , но и от археологии более позднего периода, также уже выработавшей свою систему научного представительства 2.

Более того. Как ни парадоксально, можно наблюдать случаи «вытеснения» археологии Московского государства за пределы области археологии как науки, в том числе — ее исчезновение из учебников для высшей школы она отсутствует, например, в готовом к изданию курсе археологии для соответствующей кафедры исторического факультета МГУ; не нашлось ей места и в программе многотомника «Археология СССР». Арциховского, так же, как в научно-представительских изданиях 1950-х гг.

Отчасти, впрочем, возникший было в 1950-1960-х гг. Краткий обзор истории археологических исследований и публикаций по московской археологии см. Раскопки 2004 года. Вид сверху с юго-востока; 2 — Красная площадь Москва. Остатки здания «раската» торгово-репрезентативный комплекс XVII в. Раскопки 1989 года. Вид с юга а и с севера б. Раскопки 2005 года. В последующие полвека общую картину археологии Москвы тоже набрасывали ad hoc, в связи с изданием обзоров истории города например, разделы по археологии для: [История Москвы…, 1997], написанные мною совместно с Н.

Кренке и С. Попыток осмыслить период формирования Московского государства как единый и археологически прослеживаемый процесс не предпринималось. Работа непосредственно с материалом шла на эмпирическом уровне, а фундаментальные исследования ограничивались решением отдельных, пусть и крупных, проблем, таких, как археология монастырей [Беляев, 1994]; торговля [Колызин, 2001]; погребальный обряд опубликованная кандидатская диссертация Т. Пановой , и анализом основных видов артефактов многочисленные работы по керамике московского периода Р.

Розенфельдта, С. Чернова, В. Коваля и др. Гайдукова, В. Зайцева и др. Накоплен также огромный материал по русской археологии послемонгольского периода по всей восточной части Евразии в том числе на очень дальней периферии ее освоения, от Амура до Шпицбергена — см.

Найти форму для его синтеза — насущнейшая задача. Конечно, невозможно поставить знак равенства между археологией послемонгольского периода восточной Евразии и археологией Московской Руси.

Но следует признать, что первое органично входит в зону интересов второго, поскольку на протяжении очень незначительного по меркам археологии — почти невидимого временного промежутка этим двум понятиям суждено будет слиться.

Процесс этого слияния, его пути и формы, а также результаты и усвоенные русской культурой особые ритмы, отраженные в материале археологии, и могут стать основой для структурирования даже столь обширного по объему и разнородного резервуара фактов, каким является область археологии России московского периода. Расскажем подробнее о причинах, которые заставляют обратиться к осмыслению археологического материала по московскому периоду.

Это не всегда до конца осознается, поскольку «старомосковский» элемент в государственной идее, в национальном менталитете, традиционном бытовом укладе, жизнеустроении не столь очевиден и заслонен внешне эффектными трансформациями Нового и Новейшего времени. Потребность выяснить долю наследия, и особенно методов его участия в сложении современной России, — вторая важная причина внимания к археологии московского периода. Третий аргумент в пользу особого значения его для российской археологии может прозвучать парадоксом: он состоит в сравнительной молодости русских как этноса и России как государства — с точки зрения науки о древностях, конечно 4.

Подавляющее большинство наших городов молоды и небогаты археологическими следами своей собственно, особо актуальной для современников, истории. Даже города нашего исторического центра обладают прошлым только в пределах нашей же национальной истории; у них, как правило нет более древних предшественников. Как поселения городского типа, они обычно «однослойны», и в археологическом отношении их нельзя сопоставлять как иногда делают с центрами культурно и религиозно родственного нам Восточного Средиземноморья: современные улицы не перекрывают у нас древних руин.

Материалы поздней истории зачастую являются здесь единственными и составляют самую крупную в физическом измерении часть археологического наследия России, представляя несомненную ценность 5. Активизация работы с ними дает хороший, осмысленный материал для местных музеев; для книг и журналов, развивающих национальную и локальную проблематику; для работы по воспитанию жителей в духе внимания к истории страны.

Опыт показывает, что даже существование вблизи или внутри поздних городов памятников древнейшего времени как правило не вызывает столь живого интереса, как общение с материалом, оставленным недавним, но «национальным», «своим», отчасти знакомым прошлым, частое и тесное общение с которым служит установлению прочной связи народа со своими историческими корнями.

В этом отношении современная «краеведческая» археология Нового света может послужить хорошей моделью 6. В заголовке этой статьи речь идет как будто не о всем Московском государстве, а только о его столице, но противоречие это кажущееся. Одно невозможно без другого, ведь Москва — известный эпоним России как государства. Подходя здесь к археологии одного города топографической точки , следует постоянно иметь в виду более широкий горизонт — историю той «Москвы», которая долго оставалась в Европе и во многих странах Азии наименованием восточной части русского народа, отчасти так и сейчас.

Поэтому собственно — Москва служит нам здесь только отправной точкой: каждая из проблем ее археологии входит в гораздо более широкий контекст.

Впрочем, и в археологии Москвы в узком смысле слова к ней с трудом применим термин «городская», поскольку город здесь изучается в совокупности с его сельской округой за последнюю четверть XX в.

Новым является буквально все начиная с формирования особых структур для охраны и изучения культурного слоя, а также размаха и степени организованности производства работ: достаточно сказать, что в городском правительстве возникла должность главного археолога сегодня это А. Векслер , отвечающая рангу заместителя министра. В десятках точек центра города вскрываются многие тысячи квадратных метров культурного слоя. Кадры, демонстрирующие эти раскопки, и такие названия проектов, как «Казанский собор», «Манеж-I» и «Манеж-II», «улица Ильинка» и «церковь У Старых Поль», исключительный по научным результатам «Романов двор», и древнейшие монастыри Данилов, Высокопетровский, Богоявленский, в последние три года Зачатьевский — стали, собственно, уже историей см.

Дело, конечно, не в масштабах вскрытий они часто скорее помеха, чем подспорье в научной работе. Но невозможно отрицать новые черты в методиках хотя и здесь не все перемены к лучшему и в подходах к интерпретации; в расширении сферы интересов археолога и в традиционой области, и в междисциплинарном сотрудничестве.

Даже такие технические нововведения в методику, как использование металлодетекторов в сочетании с тотальным просеиванием или промыванием слоя, дали, в отношении культурного слоя Москвы, принципиально важные и неожиданные результаты — в частности, совершенно изменились наши представления о насыщенности слоя XV-XVII вв.

Отметим, что в последнее время делаются серьезные попытки обобщить собираемый материал, осмыслить его своеобразие, но они пока лежат в плоскости реконструкции историко-культурного ландшафта, истории развития поселений и землевладения, при параллельном изучении ментальной фиксации исторического ландшафта в памяти и в восприятии ныне живущих в нем людей [Культура…, 2005].

Так, осознание роли, которую играет память об усопших в формировании картины мира, привело к необходимости изучать кладбища Нового времени, восходящие к московскому периоду истории, и к созданию нового направления — некрополистики 7. Задачи археологии Москвы, и в более широком смысле — Московской Руси, видятся в нескольких направлениях. Первое — отслеживание и демонстрация своеобразия мира материальной культуры, и прежде всего тех причин, которые порождали ее особенности, тех путей, на которых они возникали.

Метод для выявления этих цивилизационных вряд ли здесь стоит бояться этого громкого слова особенностей традиционный — это археолого-источниковедческий и, вслед за ним, сравнительный анализ, сопровождаемый введением в поле археологии изобразительной и архитектурной иконографии, истории строительного производства, истории некоторых технологий и других историко-культурных дисциплин 8.

Источниковедческий аспект применяется не только для решения традиционных вопросов, например, при датировке памятников или оценке степени достоверности информации хотя, конечно, предварительное уточнение датировок и типологические проработки с целью установления направления контактов, а также общий стилевой анализ в широком историческом контексте необходимы 9. Но вещеведение московской культуры позволяет рассмотреть весь предметный мир как сферу, в которой шла постоянная хотя, конечно, и мало осознанная работа по самовыражению целого народа, не менее важная для него, чем самовыражение в области церковного искусства или светского придворного быта.

Решение источниковедческо-аналитических задач позволяет выйти на уровень более сложных вопросов, таких, как выявление и описание характерных особенностей в механизме культурного развития Московского государства XV-XVII вв. Существенным моментом в синтезировании выводов является подход к отбору привлекаемых источников, среди которых значительную часть составляет массовый археологический материал, включая керамику и весь круг составляющих кирпично-каменного строительства, большая часть которых обычно не рассматривается как необходимые или потенциально значимые для постановки культурно-исторических проблем.

Источниковедческое изучение целых областей артефактов таких, как надгробные памятники ; отдельных типов керамики например, особых видов московской посуды: погребальных поливных елейниц, лощеных водолеев, расписных кумганов ; деталей производства например, в строительстве: развитие маркировки кирпича в XII-XVII вв.

Изучение «художественного быта», введенное в рамки археологии, позволяет существенно откорректировать представления о развитии русского искусства XIII-XVII вв. Первые результаты в этом направлении уже получены и опубликованы [Beliaev, 1998; Беляев, 2000; Беляев, 2005], и здесь мы о них только упомянем. Рефлексия художественных процессов на основе типологического а не стилевого анализа позволяет приходить к новым с точки зрения истории культуры выводам — например, таким, как строгая доказанность присутствия романских элементов в надгробных сооружениях XIII-XV вв.

Фактически, на материале Московской Руси уже предложена новая версия археолого-источниковедческого подхода к исследованию восприятия древнерусской средой инокультурных импульсов, уточняются формы и пути их проникновения, выделяются особенности механизма усвоения и трансформации первичной и длительной , а также дальнейшей судьбы в рамках местного культурного развития.

Появляется возможность решить старую проблему соотносимости векторов культурного развития Московской Руси в их материальном и визуальном воплощении с важнейшими этапами в культуре позднесредневековой Европы, позднейшего периода истории Византии и стран исламского Востока эпохи их расцвета.

Именно в рамках археологии ставятся сейчас такие вопросы, как проблема прямого соучастия Руси в создании «больших стилей» «стиль 1200 года»; ориентализм в рамках кватроченто; придворно-государственная культура зрелого ренессанса и раннего барокко и, в то же время, судить о степени изоляции Москвы от общего культурного развития в Европе, ставя тем самым вопрос о процессах конвергенции в древнерусской, позднесредневековой европейской и поздневизантийской культурах или, наоборот, отказываясь от его постановки.

Вторая крупная область проблем археологии московского периода сродни тем задачам, которые ставила перед собой западная процессуальная археология.

Это изучение формы развития московской культуры в хронологическом, географическом, политическом, социальном планах. В состав решения такой задачи входят, например, исследования воздействия на местные культуры включения их территорий в состав Московской Руси или в зону ее культурного воздействия; отслеживание обмена не только товарами и дарами, но и населением.

В последнее время начата работа по установлению соотносимости культуры московского периода с иными цивилизациями эпохи позднего Средневековья и начала Нового времени. Особую задачу представляет изучение методов и форм освоения русским населением природного пространства — то есть процессов продвижения и расселения, особенностей контактов с местными культурами. Путь ее решения давно сложился в самостоятельное направление, особенно развитое в Сибири, где целенаправленно исследуют памятники освоения края, городища Ачинское, Надымское и крепости городов Томский и Новокузнецкий кремли , в Якутии [Алексеев, 1996] и на Дальнем Востоке Албазинский острог и другие работы Амурской археологической экспедиции: [Артемьев, 2005].

Нельзя не согласиться, что именно археологическое исследование дало самую объективную, полную и яркую картину русского освоения огромной территории от Урала до Тихого океана, которую нельзя было создать на основе иных источников.

Вообще направлений процессуальной археологии, которые остро необходимо развивать применительно к московскому периоду, гораздо больше, чем обычно думают. Еще одно из них — «археология кризисов», связанных с внешними и внутренними политическими изменениями на Руси, с реформами, с экономическими и, наконец, природными катастрофами. До сих пор делались попытки хотя и с переменным успехом уловить археологическое отражение лишь некоторых из них — например, кризис монгольского завоевания в XIII в.

Изучение системного «медленного» упадка и, в более общем виде, реакции культуры на кризис начинает постепенно интересовать археологов. В последние десятилетия были, наконец, отмечены элементы деградации в быту древнерусских центров, входивших в состав Московского княжества в конце XV-XVI в.

Удается фиксировать продвижение на вновь присоединяемые территории и типично московских видов артефактов, которые подавляют и замещают собой местную традицию показательнейший пример — «движение» надгробной белокаменной плиты московского типа на запад, север и восток от центра, включающее процесс вытеснения тверского надгробия.

Прекрасные результаты археологического изучения событий, связанных с политико-экономическими кризисами, показали работы Н. Кренке на Романовом дворе открытие придворного монетного двора, созданного специально для чеканки медной монеты при неудачной реформе денежного обращения XVII века и в Коломенском изменения в организации производства и быта крестьян подмосковного села в эпоху коллективизации 12.

Пресловутый «верхний рубеж» 1700 года, поставленный более 100 лет назад на I Археологическом Съезде 1869 г. В результате, можно говорить о крайне малой изученности соотношения старого и нового в реальной жизни, скорости и глубине распространения инноваций по огромной территории и в социально, этнически и конфессионально сложной среде. Здесь работы — просто непочатый край 15. Третья сфера, в которой следует ожидать серьезных сдвигов общая со всей археологией , — это давно уже ставшие традиционными «новые методы».

Антропология костных останков человека, изучение химизма городских почв, палеоботаника во всех ее проявлениях, изучение средневековой диеты по остеологическим материалам — вот далеко не полный перечень дисциплин, постепенно открывающих нам совершенно иного «московита».

Однако после сделанного обзора, у читателя может возникнуть вопрос: ну и зачем все это сказано? Для чего все-таки так уж остро нужна археология Московского периода русской истории? Возможен краткий ответ, синтезирующий все сказанное как и оставшееся за пределами выступления : для решения проблемы культурно-исторической «цивилизационной» идентификации 16.

Как известно, существует несколько моделей такой самоидентификации. Жителям Западной Европы очевидным представляется по крайней мере, так было до второй половины XX века восхождение их культуры к двум источникам: античной цивилизации Средиземноморья и христианской религии.

Хорошо известны случаи внесения в эту схему важных изменений, связанных с периодами усиления национальных тенденций, когда общая модель корректируется введением поправки на роль, так сказать, варварского фактора галльского — для Франции, германского — для нацистской Германии и т.

В области археологии такие поправки означали усиление внимания к средневековому обычно раннему, но не обязательно периоду — иными словами, над общей антично-христианской моделью в Европе XVIII-XX вв. В России мы сталкиваемся с несколькими вариантами построения культурно-исторической идентификационной модели: начиная с Петра I и до второй половины XVIII в. Соединение с ней осуществляли разными путями: от наивно-средневекового, напоминающего еще приемы «Сказания о князьях Владимирских», до научно-исследовательского — в духе европейского Просвещения, предусматривавшего усиленное изучение скифских и греческих памятников Причерноморья.

Соответствующие поправки к общей схеме диктовались сохранением в культуре России существенной доли восточно-христианского наследия средневизантийского периода, к которому, как к геополитически выгодному варианту «национального Средневековья», активно апеллировали в XIX в. Его трансформацией, в сущности, стала версия идентификации через восхождение к Древней Руси как к колыбели русской культуры 18.

Все эти версии стремились обосновать археологически, благодаря чему активизировались и обретали актуальность соответствующие направления исследований подчас можно говорить о моде на направление — классическая археология, исследования древностей кочевых культур раннего железного века скифов, сарматов , византийская и русско-византийская археология, наконец, древнерусская археология, получившая невиданное развитие в СССР.

Московская Русь до сих пор мало осознана как поле для работы по самоидентификации, как «собственная античность» — скорее, она служила начиная с петровской эпохи своего рода «идентификационной антитезой»; в ней видели как бы цезуру, лежащую между эпохой древнерусского расцвета и крутым имперским подъемом XVIII-XIX в.

Соответственно, в археологии ей уделялось сравнительно мало внимания древности домонгольской Руси все еще разработаны лучше, чем раннемосковские, хотя ситуация сейчас постепенно меняется. Сегодня все меньше остается сомнений в том, что именно Московская Русь — та среда, в которой сформировалась современная Россия.

Можно наблюдать, как во многих сферах исторической науки появляются работы, направленные на системное выявление черт своеобразия этого периода и на демонстрацию его определяющей связи с последующим развитием русской культуры 19.

Думаю, настало время для такой системной работы и в археологии. Она позволит не только уточнить хронологию и стилевую аффилиацию артефактов, предметов искусства и архитектурных объектов, выявить черты «московскости» в национальной культуре, но и существенно скорректирует современный взгляд на культурные процессы в Московской Руси отчасти — в Древней Руси в широком смысле слова , облегчит исследовательскую работу в области истории культуры, поможет историкам, культурологам, искусствоведам вернее и ярче рисовать картину жизни как Московской Руси, так и всей России.

Список литературы Алексеев А. Артемьев А. Археология позднего периода истории. Беляев JI. Общеевропейские элементы в древнерусском искусстве.

X-XI1I вв. I Древняя Русь. Беляев J1. Древние монастыри Москвы по данным археологии. Русское средневековое надгробие. Беляев Л. Археология средневековой Москвы Итоги исследований 1980-1990 гг.

Книги Беляев Леонид Андреевич — скачать бесплатно, читать онлайн

Список трудов до 2007 г. В конце XVI в. Россия впервые глубоко прочувствовала, что именно построили Иван III и его внук Иван Грозный, что за ношу взвалила она на плечи и чем должен будет расплатиться каждый за избранную долю.

И рванулась от этой доли, а каждый гражданин закричал: «Остановите самолет, я сойду». И пытались «сойти» лет примерно…. Леонид Беляев. Леонид Андреевич Беляев 25 книг 19 читателей. Рейтинг автора складывается из оценок его книг. На графике показано соотношение положительных, нейтральных и негативных оценок.

Поделиться Скопировать ссылку. Об авторе Книги 25 Цитаты 1 Подборки 12. Леонид Беляев — об авторе Предложить изменения. Историко-художественная реконструкция Поделиться. Реставрация памятников архитектуры. Учебное пособие Поделиться. Московская Русь: от Средневековья к Новому времени Поделиться.

От библейских древностей к христианским Поделиться. Реставрация памятников архитектуры Поделиться. Русь в Средние века Поделиться. Реставрация памятников архитектуры: Учебное пособие для вузов Поделиться. Проведение археологических исследований при реставрации памятников истории и культуры Поделиться. Антропология костных останков человека, изучение химизма городских почв, палеоботаника во всех ее проявлениях, изучение средневековой диеты по остеологическим материалам — вот далеко не полный перечень дисциплин, постепенно открывающих нам совершенно иного «московита».

Однако после сделанного обзора, у читателя может возникнуть вопрос: ну и зачем все это сказано? Для чего все-таки так уж остро нужна археология Московского периода русской истории? Возможен краткий ответ, синтезирующий все сказанное как и оставшееся за пределами выступления : для решения проблемы культурно-исторической «цивилизационной» идентификации 16.

Как известно, существует несколько моделей такой самоидентификации. Жителям Западной Европы очевидным представляется по крайней мере, так было до второй половины XX века восхождение их культуры к двум источникам: античной цивилизации Средиземноморья и христианской религии. Хорошо известны случаи внесения в эту схему важных изменений, связанных с периодами усиления национальных тенденций, когда общая модель корректируется введением поправки на роль, так сказать, варварского фактора галльского — для Франции, германского — для нацистской Германии и т.

В области археологии такие поправки означали усиление внимания к средневековому обычно раннему, но не обязательно периоду — иными словами, над общей антично-христианской моделью в Европе XVIII-XX вв. В России мы сталкиваемся с несколькими вариантами построения культурно-исторической идентификационной модели: начиная с Петра I и до второй половины XVIII в. Соединение с ней осуществляли разными путями: от наивно-средневекового, напоминающего еще приемы «Сказания о князьях Владимирских», до научно-исследовательского — в духе европейского Просвещения, предусматривавшего усиленное изучение скифских и греческих памятников Причерноморья.

Соответствующие поправки к общей схеме диктовались сохранением в культуре России существенной доли восточно-христианского наследия средневизантийского периода, к которому, как к геополитически выгодному варианту «национального Средневековья», активно апеллировали в XIX в.

Его трансформацией, в сущности, стала версия идентификации через восхождение к Древней Руси как к колыбели русской культуры 18.

Все эти версии стремились обосновать археологически, благодаря чему активизировались и обретали актуальность соответствующие направления исследований подчас можно говорить о моде на направление — классическая археология, исследования древностей кочевых культур раннего железного века скифов, сарматов , византийская и русско-византийская археология, наконец, древнерусская археология, получившая невиданное развитие в СССР. Московская Русь до сих пор мало осознана как поле для работы по самоидентификации, как «собственная античность» — скорее, она служила начиная с петровской эпохи своего рода «идентификационной антитезой»; в ней видели как бы цезуру, лежащую между эпохой древнерусского расцвета и крутым имперским подъемом XVIII-XIX в.

Соответственно, в археологии ей уделялось сравнительно мало внимания древности домонгольской Руси все еще разработаны лучше, чем раннемосковские, хотя ситуация сейчас постепенно меняется. Сегодня все меньше остается сомнений в том, что именно Московская Русь — та среда, в которой сформировалась современная Россия. Можно наблюдать, как во многих сферах исторической науки появляются работы, направленные на системное выявление черт своеобразия этого периода и на демонстрацию его определяющей связи с последующим развитием русской культуры 19.

Думаю, настало время для такой системной работы и в археологии. Она позволит не только уточнить хронологию и стилевую аффилиацию артефактов, предметов искусства и архитектурных объектов, выявить черты «московскости» в национальной культуре, но и существенно скорректирует современный взгляд на культурные процессы в Московской Руси отчасти — в Древней Руси в широком смысле слова , облегчит исследовательскую работу в области истории культуры, поможет историкам, культурологам, искусствоведам вернее и ярче рисовать картину жизни как Московской Руси, так и всей России.

Список литературы Алексеев А. Артемьев А. Археология позднего периода истории. Беляев JI. Общеевропейские элементы в древнерусском искусстве. X-XI1I вв. I Древняя Русь. Беляев J1. Древние монастыри Москвы по данным археологии. Русское средневековое надгробие. Беляев Л. Археология средневековой Москвы Итоги исследований 1980-1990 гг.

Дедушенко Б. XVII век. Гайдуков П. Русские полуденьги, четверетцы и полушки. История Москвы с древнейших времен до наших дней. Колызин А. Культура средневековой Москвы. Исторические ландшафты. Московская керамика. Новые данные по хронологии. Панова Т. Царство смерти.

Плюханова М. Сюжеты и символы Московского царства. По следам древних культур. Древняя Русь. Розенфельдт P. Русь в XIII веке.

Древности темного времени. Макарова, А. Юрганов АЛ. Категории русской средневековой культуры. Beliaev L. Public Benefits of Archaeology. Rathje W. Thomas D. Unearthed Cities. Ваш адрес email не будет опубликован. Древнерусская археология. Notes: Проблемы археологии Московской Руси, безусловно, имеют прямую связь с проблемами поздней археологии.

Однако они недавно обсуждены в журнале «Российская археология», и здесь имеет смысл напомнить только основные факты. Прежде всего, фундаментальные исследования памятников гораздо более поздних, чем даже XVII в. Хорошо известны примеры системной охраны исторической архитектурной среды: центр современного Новосибирска комплекс эпохи конструктивизма и индустриальные объекты Москвы Электростанция московского трамвая у «Дома Правительства», вокзальные здания Московской окружной железной дороги, Шуховская башня, шлюзы канала Москва-Волга.

Кроме того, проблема системного изучения наследия поднималась неоднократно уже с 1930-х гг. Толстовым и Б. Латыниным, см. Смирнова: [Археология позднего периода…, 2005]. Активно работает с позднесредневековой и постсредневековой тематикой один из ведущих журналов по теории археологии «World Archaeology».

Области исторической и индустриальной археологии на Западе располагают уже особыми учебниками и всевозможными пособиями по категориям поздних вещей и памятников. То есть как цивилизацию, структурно близкую цивилизации Нового света. Свалки отходов современных городов становятся полигоном для гарбологов от англ. Ими занимаются и в Европе — например, в Германии и Англии. На этой выставке очень органично смотрелись бы и материалы таких «евразийских» торговых городов, как Санкт-Петербург, Москва, Великий Устюг, Кяхта, Владивосток.

Кондакова, его учеников и соперников Д. Айналова, Я. Смирнова и др. История архитектуры относила этот оригинальный храм с восьмилепестковым планом и граненым завершением к 1680-м гг. Подробнее: [Беляев, 1994, с. Старкову: [Археология позднего периода…, 2005, с. Макарова и B. Лесмана, материалы Верхневолжской и Северо-Западной этнологических экспедиций 1920-х — начала 1930-х гг. Археология нуждается в постоянном притоке ярких находок, которые посткризисные эпохи дают сравнительно меньше.

Оно точнее отражало идею статьи, но показалось излишне претенциозным — пришлось заменить его более скромным. Конечно, не бывает национальной физики и химии — эти науки по самой сути своей интернациональны хотя школы той или иной страны существуют и у них. Но общественные науки, напротив, не могут быть иными, чем «локальными». Археология, история, этнография, филология, на самом деле, до сих пор бывали только русскими, немецкими, испанскими и т. Поэтому мы вправе ставить вопрос именно таким образом: что же такое русская российская археология?

Конечно, не в плане метода — эта область национальных границ не имеет, — но в плоскости особых зон интересов, в накопленном информационном наследии а оно везде национально и также в плане научной тадиции, научной школы, привычной техники, привычных областей для работы за пределами своей страны эсобый тип: вмешательство в национальную жизнь — недаром археология так близка к МИДу в XVIII-X1X вв. Более того, археология национальная, археология поздняя — составляют в Европе и США особый и крайне важный пласт см.

Плюхановой [1995] и А. Юрганова [1998]. Важно, что и в США, и Европе отмечены аналогичные тенденции к глубокому пересмотру, на разнообразном культурно-историческом материале, междивилизационного взаимодействия в эпоху перехода от Средневековья к раннему этапу Нового времени L. Jardine, J. Brotton и др. Следует указать, однако, на почти полное отсутствие в этих трудах археологического материала, без которого невозможно понять характер и структуру изменений во всех слоях общества, и строгого типологически — стилевого анализа.

В этот день: Нет событий. Свежие записи Соенов В. Суразаков Александр Сазонович 10. Археология СССР. Таштыкская эпоха в древней истории Сибири. Добавить комментарий Отменить ответ Ваш адрес email не будет опубликован. Полезное Книги по археологии: где скачать? Половозрастное определение антропологического материала Программа статистической обработки керамики Где учиться археологии в России? Золото скифов. Учебники Авдусин Д. Археология Казахстана Дэвлет Е.

Памятники наскального искусства: изучение, сохранение, использование Загорульский Э. Археология Беларуси Коробов Д. Основы геоинформатики в археологии Красиков В. Философия и философия науки Кудрявский Д. Как жили люди в старину Мартынов А. Археология Мартынов А. Методы археологического исследования Матющенко В.

Древняя история Сибири Першиц А. История первобытного общества Методика обработки коллекций каменного инвентаря неолитического времени Петров Н. Археология Рындина Н. Этнология Токарев С. Археология Западно-Сибирской равнины Фаган Б. В начале Харитонов В. Антропология Черепнин Л. Русская метрология.

Книги Алексеев В. Киммерийцы и скифы Артамонов М.

Оцените статью
Поделиться с друзьями